Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Бобровская Лия Равильевна, 8 499-430-00-89 доб. (101)
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

Александр Борзов: «Был Париж, да вышел! Часть 8»

борзов

 

Моя тема – иные города и страны в литературе. Везде Франция, Англия, США, Россия. Хочется нового. Почему бы не прочесть книгу, где действие происходило бы в Болгарии или в Боснии?
Все предыдущие части моей колонки «Был Париж, да вышел!» можно найти на этом же сайте ИСП.

«Этой ночью я ее видел» (Драго Янчар)

Страны: Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Сербия и Черногория (Югославия), Германия, Италия.
Места: города – Любляна, Марибор, Крань, Загреб, Вране, Валево, Мюнхен.
сельская местность – Поселье, Подгорное, Верхняя Крайна, Удбина, Пальманова.

Драго Янчар (1948 г.р.) – известный словенский писатель. Многим читателям он должен быть знаком по роману «Катарина, павлин и иезуит», возможно самому известному произведению из его библиографии. Обладатель множества национальных премий. Янчар работал во многих издательствах и писал киносценарии. А в далеких 70-х он даже попадал под арест за один проступок, который был не оценен властями социалистической Югославии. Речь шла о распространении австрийской книги о Блайбургской бойне, известном историческом событии, поданном беспристрастно. Там описывалось, как югославские коммунисты принимали участие в кровавой резне в мае 1945 года в Австрии, куда прибыли хорватские и словенские беженцы, чтобы получить защиту у британского правительства. Как мы знаем, британцы отказали им, отдав в руки правосудия разозленным войскам Тито, и среди убитых оказались не только усташи и прочие поборники Гитлера, но также и мирное население. То, что творили хорваты с сербами во время войны, обернулось против них же в мае сорок пятого.
Янчару немного повезло, и вместо 1 года молодой писатель отбыл трехмесячный тюремный срок.

Роман «Этой ночью я ее видел» вышел в 2010 году. Это историческое произведение, повествующее о сложных, переменчивых и противоречивых 30-х и 40-х годах в Европе.
Перед нами разорванная Словения, отданная, как кусочки торта, австрийцам, немцам, итальянцам, венграм и королевству Югославия. Вторая Мировая война. До и после.
Казалось, когда берешь книги о той войне, где земля покрыта дымящими рытвинами, горящей бронетехникой и горой изувеченных трупов, то думаешь, что все прочел. Читали мы Бондарева и Фадеева, а также Ремарка и Зусака. И многих других. Всех не перечесть. Но каждый раз, открывая книги о той страшной войне, все равно узнаешь новые эпизоды. Ужасные, кошмарные.
Ведь в детстве тебе говорят, кто хороший, а кто плохой. Когда ты взрослый, то начинаешь глубже копать и все больше погружаешься в водоворот тех лет, тех мнений, противоречий и битв. Кто же прав, а кто нет? И должно ли быть все так по этим установкам? Все так неоднозначно, в том числе и в отношении стран-коллаборационистов и тех стран, что заключали мирные договоры с Третьим Рейхом?
Вот и в этом романе Балканы – та самая пороховая бочка Европы стали центром политических, религиозных и национальных противоречий. Все в руках немецких и итальянских фашистов, полицаев, местных националистов, коммунистов и других групп. Чего стоят карательные меры хорватских усташей в адрес сербов или бои сербских четников против своего же народа, но народа, признавшего коммунистическую власть Тито. Все это лишь исторический фон в книге.
Нам рассказывают историю одной красивой женщины Вероники Зарник, которая пропала без вести вместе с мужем Лео зимой 1944 года. В последний раз ее видели ночью, когда словенские партизаны ворвались к Зарникам в дом, все обыскали, перерыли и реквизировали, а супружескую пару увели в лес. Роман состоит из 5 частей, где в каждой ведется повествование от лица человека, когда-либо знавшего лично Веронику. Автор романа не дает слово героине. Она так и остается каким-то светлым образом для читателей и для героев-рассказчиков, на которых она повлияла. Каким-то чудным мгновением, какой-то яркой вспышкой. Тем образом, которому не место в такое горячее время. Как мне кажется, Вероника – это образ беззаботности и мира.
Для всех героев Вероника Зарник яркая, экстравагантная, вызывающая. Мужчины и вовсе от ее красоты сходят с ума. Кто будет выгуливать аллигатора по улицам столичной Любляны? Кто умеет пилотировать самолет? Вероника. Она также добрая и отзывчивая, нежная и как будто «в облаках». Вероника предстает в романе как человек, которому чужды те страшные годы. Она далека от политики и, возможно, намеренно избегает разговоров о ней, разговоров об оружии, насилии и очередной смене власти. Молва соседей, заголовки газет. Ведь в то время об этом не говорил разве что самый ленивый. Но Вероника не хотела втягивать себя и избегала темы войны. Она любила животных и желала, чтобы ее дом в Подгорном, где можно хорошо провести вечер под звуки фортепиано и бокал дорогого вина, всегда был полон гостей. Ее муж Лео влиятельный человек, владелец фабрики. Семья Зарник еще до войны имела много связей с аристократическими кругами Словении. В Любляне супруги пользовались высоким положением. А во время войны стали принимать в гостях немецких офицеров, где имели с ними вполне неплохие отношения. А тайком Лео Зарник даже помогал словенским партизанам из Сопротивления, отправляя к ним в лес провизию. В то самое тяжелое время так сложилась двойственная ситуация у Зарников. Именно за это им потом придется отчитываться.
Что касается Вероники, то она старалась не видеть никакой социальной разницы между людьми. Она могла спокойно заводить беседы с такими, как она, люблянскими богачами или немецкими офицерами, и в то же время на равных разговаривать с прислугой. Но штат прислуги все равно эту разницу в слоях ярко ощущал. Вероника даже с партизанами пытается быть вежливой и доброй, когда те жестко допрашивают ее мужа. Как ни старайся быть искренним, все одно – равноправию не быть. Особенно во время войны, которая, кстати, не любит равнодушных к ней. Если не постепенно, то потом сразу, одним махом она втягивает в себя. С такой силой, точно подвергая пытке. Равнодушных война карает и стирает.
Как уже было написано, Янчар дает пятерым героям рассказать свою версию событий, что же могло произойти с Вероникой Зарник той зимней ночью.
1) Стеван Радованович – сербский офицер, любовник Вероники.
2) Йосипина – мать Вероники.
3) Хорст Хубмайер – немецкий офицер, врач. Постоянный гость в доме Зарников.
4) Йожи – экономка в доме Зарников.
5) Иван Йиранек – работник в доме Зарников, затем партизан, член лесных братьев.
У каждого из этих героев своя судьба, и, что самое интересное, каждый из них переживает войну по уже известным миру сценариям. Можно быть этаким воякой, готовым защищать королевскую Югославию. Повоевать в Хорватии, Боснии, Италии. А к концу войны перейти в отряд четников и попасть в плен к англичанам. Устать от войны и не знать, за что и за какое государство воюешь, так как король сбежал, бросил всех своих и прячется в Лондоне. Можно быть матерью и беспокоиться за судьбу своей дочери. При этом жить все время прошлым и вспоминать молодые годы, напевая одну и ту же любимую песенку. Разговаривать с призраком умершего мужа и не жить настоящим временем. В тысячный раз рассказывать всем историю о чудном путешествии с мужем в Риеке. А в сорок пятом жить и умирать в люблянской квартире и слепо верить, что дочь жива, хотя ее возвращение под вопросом и слепая вера выглядит уже как самоуспокоение. Можно быть жителем страны, учинившей массовый террор и геноцид против стран Европы, носить нашивку со свастикой, участвовать в боях и лечить раненных солдат в госпитале. Можно принимать время и плыть по течению. Не быть жестоким карателем и быть не в силах что-либо изменить в своей стране и становиться невольным свидетелем насилия, боясь при этом быть убитым своими же товарищами. Можно смотреть и ужасаться, как к концу войны, твои распсиховавшиеся сослуживцы просто так учиняют расстрел стариков в деревне. А сейчас доживать жизнь на руинах своей страны. Можно любить свою хозяйку и быть напуганным, когда свои же люди, словенцы, борющиеся против фашистских оккупантов, наставляют на тебя автомат и приказывают молчать. Можно быть деревенским мальчишкой, попасть к гестапо и ужасаться от криков пленников, которых пытают на территории участка в соседнем здании. Затем можно стать партизаном и быть свидетелем насилия. Когда твои же солдаты, в будущем герои войны, могут быть жестокими карателями. А ты живи с этим до конца жизни, встречайся с ветеранами войны и помалкивай. Помалкивай, потому что за тобой следят спецслужбы.
Напечатать такое произведение раньше, в советское время, было бы нереально. Партизаны-коммунисты, чей режим одержал по окончании войны победу в Югославии, не могли быть жестокими убийцами. Они могли быть только героями. Могли пытать тех, кто даже помогал им, потому что придирались, что те имели связи с немцами. Разоблачение шпионов – это прикрытие, чтобы никто не узнал любимое занятие таких людей – пытки, изнасилования, убийства, расстрелы. И этим могли заниматься не только общепризнанные враги этой войны, но даже, к примеру, вот эти «бравые» партизаны. Для них это игра. Поймать кого-либо и удушить. И не быть пойманным, ведь война, как правило, узаконивает любое насилие. Даже если ты герой страны. И в любой стране-победительнице найдутся такие злодеи.
В книге есть интрига относительно того, что произошло с Вероникой Зарник и ее мужем, но постепенно больше фактов открывается и становится страшнее. Чувство давящей тревоги будет преследовать читателя до последней страницы. Как будто произойдет что-то ужасное и страшное. Автор прекрасно (или ужасно?) передал гнетущую атмосферу. Есть во многих книгах особая атмосфера — ты чувствуешь приближение мира, приближение того, что враг вскоре будет повержен и наступит свет. Но у Янчара совсем наоборот. После этой войны мир погрузится в еще более беспросветную тьму. И надежды никакой не будет на спасение. Особенно когда давно объявлены злодеи Второй Мировой войны, а роль победителей и угнетенных теперь рассматривается с разных углов, а не только с одного позитивного.
Есть вопросы к книге. Например, Вероника, которая так любит лошадей и против того, чтобы их использовали в войне, почему-то не против, чтобы ее аллигатора убили и сделали из него чучело. Да, он укусил ее мужа в ванной, но зачем тогда заводить такое опасное животное? Страдают в итоге не люди, а сами животные. Или например, Йиранек, который был против той операции с захватом дома Зарников. После того, что случилось, он даже подрался с одним из своих друзей-сослуживцев из-за этого. Он затем боялся, что его арестуют за это. Но зачем потом именем этого друга-насильника называть своего сына? Зачем портреты этих убийц рисовать в гостиной своего дома?

Поделиться прочитанным в социальных сетях:

2 комментариев

  1. martisha:

    Прочесть захотелось однозначно. Александр, спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *