Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Бобровская Лия Равильевна, 8 (991) 117-39-87
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

Александра Окатова

Безымянный

Гексаграмма

            Никогда не узнаешь, на что ты способен, пока такой монстр как Бычков, например, не даст тебе на литературных курсах задание: «Мои три вещи неизменные, три перемены, три силы, три слабости».

Мои слова сжигают меня – они ложатся на бумагу сами, дрожа от нетерпения, горят огнём, пока я пишу: «три вещи постоянные, три вещи изменённые, мои три слабости, сплетённые в три силы потаённые».

Как только я это написала, картинка сложилась. Получилось два треугольника, наложенных друг на друга, один – вершиной вверх (мужской) и другой, вершиной вниз (женский), это гексаграмма, та, что называется Звездой Давида или печатью Соломона. Сам символ появился задолго до иудаизма и был сигнатурой богини Астарты. Богини любви, плодородия (Венера вечерняя) и войны (Венера утренняя) – ничего себе двойственность: любовь и война в одной богине! Как в любой женщине, кстати. Этот знак очень удобен, и многие использовали его для своих целей и теорий.

Первый треугольник: сердце, огонь, меч. Сердце вверху, огонь слева внизу, меч справа внизу. Это три вещи постоянные, те, с которыми я родилась и с которыми, похоже, умру.

От сердца спустимся к мечу по линии отваги. Отвага, рожденная сердцем, отвага отчаяния и отвага свободы, беспечная отвага, сорвиголова, желание по-русски рвануть рубаху на груди и броситься в бой – и будь что будет! Справа в основании треугольника меч. Это справедливость. Я понимаю, что справедливость у каждого, наверное, своя. По горизонтали от меча, скользя по линии закалки, когда огонь соединяется с мечом (уже почти стихи, они здесь везде, проступают кровавыми пятнами, значит, пока всё идёт правильно: если стихи, значит, правильно, стихи не лгут, это я точно знаю!), я попадаю в вершину огня.

Огонь – это душа, которая не знает покоя, горит жарким пламенем, этот огонь я ощущаю почти физически, он делает больно, но и приносит такую радость, сравнить которую не с чем и никак не описать кому-то, кто не испытывал этого высокого страдания творчества, это гены бога, то, что роднит человека с богом: когда человек творит, он чувствует себя богом. От нижней левой вершины огня (души, духа) по стороне горения, или служения, отречения от себя, поднимаемся к вершине сердца.

Треугольник замкнут: сердце-кровь-меч-закалка-огонь-горение-сердце.

Сердце. Я чувствую сердцем, я мыслю сердцем и помню сердцем. Если взять любой мой рассказ или стихотворение, то там обязательно будет сердце, и не один раз, а раза три по крайней мере.

Второй треугольник вещей переменных: любовь, время, познание. Нижняя вершина, растущая вверх, – это любовь (приятие). Она менялась в течение жизни, как разлив, захватывая всё новые берега, расширяясь и принятых людей уже не отпуская, только в этом перемены (опять стихи пульсируют, проявляются, стучатся сквозь бумагу). Я продолжаю любить умерших, мать, отца, бабушку, я продолжаю любить тех, кто разлюбил меня, плевать, что они меня забыли, я-то помню и люблю. Любовь растёт во времени и познании.

Правая вершина – это время, вечное движение, перемена перемен и изменение изменений. Жестокое и милостивое время, неумолимое, пожирающее нас, своих детей, толкающее нас к старению, к смерти. То есть мы платим за познание своей плотью! Левая вершина – это познание.

Познание – эта переменная расширяет мои границы – казалось бы, ничего нового о себе после тридцати узнать нельзя, так кажется, но как я ошибалась! Прошедший год принёс мне столько открытий, сколько не было у меня в тридцать. Я узнала о себе много нового: рассказы, новые стихи, оргазм. Налицо истина: чем больше знаешь, тем больше расширяются границы этого знания с непознанным. «Я знаю, что ничего не знаю», – говорит один мудрец. – «А я и этого не знаю!» – отвечает другой, и оба счастливо смеются.

Вы спросите меня: а где же три силы и три слабости? А они уже здесь, они присутствуют в этой гексаграмме, это так же ясно и просто, как дышать. Мои три силы – это сердце, меч и огонь, но они же и мои слабости, они выступают сразу в двух ипостасях. Я побеждаю с ними и страдаю от них же. Сердце – моя сила, и в нём же моя слабость: когда я раскрываюсь, принимаю, отдаюсь – меня можно ранить, даже убить, но не сломить, я всё равно остаюсь собой. Огонь – моя сила, я горю, творю, пишу слова на бумаге кровью сердца, в попытке добраться словом, как скальпелем, до сердца другого человека. Но слабость в том, что я не имею покоя, горю и сгораю, бьюсь, как море о скалы, в этой напрасной попытке, а это больно. Моя сила – огонь, дыхание бога – душа. Моя сила – правда и справедливость, но, когда борешься за них, иногда впадаешь в месть, мне трудно прощать, не научилась, и это моя слабость…

В центре гексагона находится жизнь, за пределами – смерть.

Потом эта Звезда о шести лучах взорвётся люто.

И наступит ночь. Вечная.

Покой. Абсолютный.

 

Поделиться прочитанным в социальных сетях:

1 комментарий

  1. krugosvetov:

    Мне кажется, я это уже читал. Хорошо описаны ребра первого треугольника. Ребра второго треугольника не описаны. Жаль.
    Очень страстно, мне кажется, почти на пределе.
    «Я продолжаю любить тех, кто разлюбил меня, плевать, что они меня забыли, я-то помню и люблю» — это правильно.
    Не сдавайся, Сашенька!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *