Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Бобровская Лия Равильевна, 8 (991) 117-39-87
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

Светлана Королева

Безымянный

«Ностальгия»

Дорога мчит быстрее мыслей. И, когда я вглядываюсь в лица прохожих, которые как будто пролетают мимо грязного окна маршрутки, мне кажется, что жизнь – это один лишь вдох. Суетливые прохожие явно забыли выдохнуть и идут такие: немного напыщенные, серьезные, горделивые. Несут свои тела в параллельном по отношению друг к другу направлении. Картинка меняется: другие дома, другие серо-коричневые силуэты, а смысл остаётся тот же. Вот и я сейчас, под лиричную музыку в наушниках, неожиданно для себя вспоминаю своего друга (назову его Алексей) и, вместе с тем, забываю выдохнуть…

Это было время максимального эгоизма. Мои 18. Что было нужно? Да только несколько мгновений свободного времени и люди, наполняющие собой эти мгновения. Такие люди у меня были, но среди всех выделялся Алексей: высокий, немного неуклюжий, честный, добрый, заботливый, улыбчивый и понимающий. Как вы понимаете, таких неразборчивые девочки оставляют в друзьях. Вот и я оставила.

Вспоминаю один заботливый вечер, который я и Алексей провели вместе. Мы много разговаривали, темы молниеносно менялись сами по себе. Вот только что мы обсуждали слишком теплый январь, а через пару мгновений задумались о смысле жизни. Было очень спокойно: телевизор нежно гудел сам для себя, за окном накрапывал мокрый снег, а Алексей грел мои озябшие с улицы ноги, потирая их большими тёплыми ладонями. Никакой суеты, никакой неудобной паузы. А ещё молчание… То золотое комфортное молчание, какое можно достигнуть только двум по-настоящему близким людям.

И ещё один кусок жизненной киноленты врезается в память. Лёшина кухня. Мы сидим лицом друг к другу, потягивая очередную тонкую сигарету. Мы не курильщики, просто на кухне хочется либо говорить, либо есть, либо курить. Или все сразу. Алексей прекрасно готовил, обожал импровизацию в приготовлении блюд. А я любила есть. В этом наши потребности совпали. Когда очередной шедевр был прикончен, слова перестали иметь ценность, на смену пришло молчание, перемешанное с табачным дымом. Время застыло. Только комната, пропитанная едким запахом сигарет, и двое за столом, бережно хранящие связующее их души молчание.

Маршрутка плавно подъехала к моей остановке. Люди, тени которых проскакивали мимо, перестали иметь значение. Потихоньку выползая из своих воспоминаний, я вдруг осознала, что никогда в жизни больше не будет тех золотых вечеров, тех трещащих разговоров, тех посиделок на маленькой кухне. Алексей тихо ушёл из жизни. Оказывается, он давно болел, но никогда не говорил об этом и не жаловался. И тут я выдохнула…

Поделиться прочитанным в социальных сетях:

2 комментариев

  1. Лилия Оскен:

    Читаю с удовольствием! Пишите еще!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *