Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Бобровская Лия Равильевна, 8 499-430-00-89 доб. (101)
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

Ольга Зеленская, «О чуде, хулиганстве и настоящей свободе»

SONY DSC

Даниил Хармс писал: «Стихи надо писать так, что если бросить стихотворение в окно, то стекло разобьется».

Разбить стекло стихотворением? Ведь это невозможно!

Невозможное стоит бок о бок с абсурдом. Абсурд – это то, чего быть не может, но очень хочется. А еще очень хочется чуда. Чуда хочется всем и всегда. Для кого-то чудо – это материальное благо, для кого-то – появление возможности.

Стихи надо писать так, чтобы свершилось чудо?

Стихотворение – нематериальная образная субстанция. Как можно столкнуть нематериальное с материальным? Бывает, что человек грубо накричит на кого-то, и этот кто-то, исполненный злости, возьмет да как распустит руки, да как бросит стакан в стену – а стакан возьми да разбейся. Вот тебе и слово, которое разбило стакан. А музыка? «Нам песня строить и жить помогает». Революционные песни вели народ рушить старую жизнь. Наши родители на дискотеках влюблялись под красивую музыку. Происходило притягивание двух энергий – материальной и нематериальной, – и на свет появлялось что-то новое.

Разбить стекло в окне – это хулиганство вообще-то. Это выход энергии. Значит, стихотворение должно быть таким, чтобы оно вызывало энергетический всплеск?

Получается, чтобы нематериальное столкнуть с материальным, нужен посредник. «Этим посредником должен быть твердый предмет», – скажет идеалист, верящий в то, что материя – это форма существования нематериального. «Нет, – возразит ему материалист. – Посредником может быть исключительно нематериальная субстанция, которая на самом деле материальна, но мы пока просто не познали способ ее существования». Вдруг со своего стула поднимется представитель нейтрального монизма и заявит: «Посредник – это и материальное, и нематериальное, ибо и то и другое является проявлением чего-то третьего». Давайте дадим им чаю с сушками, а пока они его пьют, призадумаемся: а какого мнения был бы Хармс?

Хармс знал, как соединить несоединимое и разбить стекло, впустив ветер свободы в наше мышление.

По Хармсу, стихотворение должно вмещать в себя строки, бьющие наповал, рушащие преграды так, как если бы были твердым предметом. Хармс обнаружил тайное родство двух разных сущностей и раскрыл секрет идеального их синтеза. Волшебник-Хармс сталкивал предметы и изучал их взаимоотношения. О, как ему хотелось, чтобы нематериальное и материальное могло меняться местами, а невозможное становилось возможным! Глубокий философ и смелый мечтатель, он считал, что мир создается искусством, а искусство отражает мир: «Искусство – это шкап».

Да, не всякое стихотворение это искусство, и не всякий предмет можно назвать предметом искусства. Их синтез – просто омлет, которым стекло не разбить. А если это гениальный стих и гениально созданный предмет? Тогда это будет настоящий синтез искусств! Подлинное искусство не терпит ограничений. Оно исключительно свободолюбиво. Окно, стекло – всё это ограничивает пространство. Настоящее искусство рушит преграды и вырывается на свободу!

P. S. Поэты-хулиганы – где вы?

Поделиться прочитанным в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *