Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Бобровская Лия Равильевна, 8 (991) 117-39-87
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

Александр Гриценко: «Творческий союз писателем не делает»

Это второе наше интервью с председателем правления Интернационального Союза писателей. Членам правления ИСП часто задают вопросы о том, какие современные общественные писательские организации правильные, какие нет, и что дает членство в них.

1

Пресс-служба ИСП. Как вы считаете, какие общественные организации писателей правильные?

Александр Гриценко. Странный вопрос. По закону Российской Федерации все общественные писательские организации равны. Просто есть организации старше и младше. Но в России нет организации старше 1991 года.

Пресс-служба ИСП. Даже Союз писателей России?

Александр Гриценко. Естественно. Был Союз писателей РСФСР. Существовал до 1991 года. Это было такое министерство печати. Государственный орган, уважаемый, но он упразднен после распада СССР. Далее создали общественную организацию «Союз писателей России», по закону об общественных организациях – это негосударственная структура с самофинансированием. Никаких льгот нет, нет и предпочтений к Союзу писателей России со стороны государства. Скорее наоборот. Это как после распада Римской империи была создана Священная Римская империя на территории Германии, название похожее, но ничего общего с могущественным прошлым. История повторяется дважды – сначала в виде трагедии, потом в виде фарса. Сейчас мы наблюдаем фарс. А особенно, если мы посмотрим, кто в этом союзе кичится своим членством, считает себя богоизбранным, то вообще смех разберет. Отношение, повторяю у власти к Союзу писателей России хорошим быть не может. Наоборот.

Пресс-служба ИСП. Наоборот?

Александр Гриценко. Да, за время с 1991 года эта организация показала себя нежизнеспособной. Более того, закон о творческих союзах не принимают прежде всего из-за Союза писателей России. Вроде бы во главе старые функционеры стоят, и обойти их стыдно. А с другой стороны, все понимают, что они руководить по-новому не могут.

Пресс-служба ИСП. А почему же тогда некоторые члены Союза писателей России ведут себя с легкой фанаберией?

Александр Гриценко. Во-первых, не все. Я много лет член и этого творческого Союза. А также APIA Великобританского Союза писателей. Интернационального Союза писателей. Везде я занимал или занимаю руководящие должности. Но особым снобизмом не отличаюсь. И таких, как я, много. Во-вторых, так ведут себя скорее малоодаренные творческие особи. Мол, у меня есть справка о таланте, а у тебя нет. Очень глупо. Творческий Союз тебя писателем не делает. Более того, чтобы подчеркнуть свою значимость некоторые пишут «член Союза писателей РФ», – это уже совершенное невежество. Контора с приставкой «РФ» может быть только государственной, например, «Министерство культуры РФ», «Агентство печати РФ», а общественные организации – это, повторяю, структуры негосударственные.

Пресс-служба ИСП. А почему тогда члены Союза писателей России претендуют на исключительность?

Александр Гриценко. Опять повторяю, не все. Многие знают всему этому цену. В основном претендуют недалекие, которым больше показать миру нечего. Однако это заблуждение. Просто Союз писателей России объявил себя правопреемником Союза писателей РСФСР, это было нужно, чтобы получить имущество, но никак не относится к статусу новых членов. Все они члены общественной организации. И уравнены в правах с членами общественной организации любителей пива. И, естественно, им должен кто-то сказать, что твое удостоверение годится только, чтобы маме, папе, жене показать, а пишешь ты, как и до вступления, чушь. Кстати, из-за беспомощного Союза писателей России часто талантливые люди вообще чуждаются любых союзов.

Пресс-служба ИСП. Обидно.

Александр Гриценко. А не нужно тут обижаться. Писать нужно лучше.

Пресс-служба ИСП. А зачем тогда вообще нужны эти общественные организации? И сколько их всего?

Александр Гриценко. Если правильно выполнять устав общественной организации, то организации нужны. Как говорят на юге России: «Сообща и батьку бить легче». Просто многие принимают людей и забывают о них. А те потом ходят с красными «корками» гордые такие. А умные люди улыбки прячут. По поводу того, сколько у нас творческих союзов в России? – я думаю, сотни можно насчитать. В некоторых регионах по три-четыре местных. И все чем-то занимаются, выдают писательские билеты. Основные только – Союз писателей России, Союз Российских писателей, Российский Союз писателей, Интернациональный Союз писателей, Международный Союз писателей, Союз писателей Москвы, Союз литераторов России, Союз литераторов Москвы… Это далеко не все.

Пресс-служба ИСП. Может быть, вы расскажете об этих Союзах, что знаете?

Александр Гриценко. Расскажу. Союз писателей России, мой родной союз. В нем я инициацию прошел. Никаких особых функций не выполняет. Отделения живут сами по себе. Правда, иногда председатели из областных центров приглашают Ганичева и секретарей главного офиса к себе для того, чтобы показать значимость. Вот, кстати, в провинции к Союзам еще серьезно относятся. Но скоро тоже поймут, кто работает, а кто нет. В Москве уже давно всем все ясно. В Москве все грамотные. У Ганичева особняк на Комсомольском проспекте, он ему дан в аренду, а не в собственность, и сдавать комнаты запрещено, так как это памятник архитектуры. Поэтому деньги на зарплату брать неоткуда. В общем, денег нет ни на что. Единой структуры нет. Авторитета среди власти тоже нет. Умирающая организация. Вести нормальную общественную деятельность – собирать взносы, делать на эти деньги проекты – они тоже не могут.

Пресс-служба ИСП. Почему?

Александр Гриценко. История у них такая. Раньше этот Союз был министерством и давал блага, теперь общественная организация, но от него благ ждут все равно, а взносы платить не хотят. В современных условиях так жить невозможно, но кого это
интересует?

Пресс-служба ИСП. А что этот Союз тогда дает?

Александр Гриценко. Вот видите, вы задали вопрос такой же, какой задают обыватели руководству любого творческого союза: «Если я вступлю, то что я получу»? Постановка вопроса неверная, совковая. Я всегда в ответ спрашиваю: «А что вы готовы отдать Союзу»? Общественная организация ничего давать никому не должна, общественные организации в России для того, чтобы совершать добрые дела сообща.

Пресс-служба ИСП. То есть подход писателей «дайте мне» – это наследие советских времен?

Александр Гриценко. Скорее психология паразита. Есть такой анекдот: «Если ты думаешь, что тебе что-то должны родители, то ты подросток. Если ты думаешь, что тебе что-то должно государство, то ты либерал. Если ты думаешь, что тебе обязан весь мир, то ты украинец». Вообще взрослый человек должен понимать, что он сам кузнец своего счастья, и никто не обязан ему помогать.

Пресс-служба ИСП. А если человек талантлив?

Александр Гриценко. Ну тем более. Если Бог дал талант, то уж точно попрошайничать стыдно. Нужно талант развивать и помогать тем, кого Бог обделил. А самое главное, что вопрос с талантом сложный. Часто бездари называют себя гениями, а талантливые люди ведут себя скромно. Если ориентироваться на окружающих, то часто талантливого человека стараются усреднить. Почему ты делаешь не так, как все? Меня всегда этим попрекают. Вот есть ненужные союзы, а зачем ты нужный создал? Будем тебя смешивать с землей за это. Понимаете, мерила таланта нет, все субъективно, и многие этим пользуются. И Пушкина кто-то называл бездарностью, а Толстого графоманом. Расставляют все по местам только потомки. В России, чтобы получить признание, нужно жить долго. Но если ты даже и талантлив, тебе тоже никто ничем не обязан. Тебе Бог дал инструмент, вот и пользуйся им. Есть хорошая пословица: «Талант – это топор. Можно баньку срубить, можно старушку – по голове, а можно и на полке всю жизнь держать». Главное заблуждение: «Я талантлив, дайте мне все за так». Издайте меня, разрекламируйте меня, введите меня в литературные круги. А то, что корректорам, редакторам, верстальщикам, печатникам, пиарщикам нужно есть и кормить детей, это никого не касается. «Все таланты бедные, а бездарности богатые». Скорее наоборот, я знаю многих ведущих писателей, не могу сказать, что они бедны. Для многих титул писателя нужен, чтобы маскировать свою неспособность обеспечивать себя и семью или оправдывать алкоголизм.

Пресс-служба ИСП. Хорошее замечание. Итак, мы не про все союзы сказали…

Александр Гриценко. Мое мнение, что Союз писателей России – структура старая и нежизнеспособная. В хорошем смысле выделяется из всех отделений Московская городская организация Союза писателей России. У этого отделения есть особняк в собственности, поэтому они более менее обеспечены, кроме того, они кое-какие проекты запускают. Владимир Бояринов – опытный функционер. Причем, в отличие от многих вождей СПР, он хозяйственник. Московская областная организация тоже много хорошего делает. Лев Котюков, председатель этого отделения, член Общественной палаты области, проводит массу нужных для писателей проектов. Но это исключение из правил.

Пресс-служба ИСП. А ведь вы работали в Московской городской организации Союза писателей России?

Александр Гриценко. Я там работал, поэтому хорошо знаю, о чем говорю.

Пресс-служба ИСП. Давайте о других творческих союзах поговорим.

Александр Гриценко. Союз Российских писателей. Возглавляет Светлана Василенко. В 1991 году Союз писателей РСФСР распался на несколько организаций, в том числе так и образовался СРП. Только они не кричат о преемственности. Организация считается либеральной. Живет на гранты. Я наблюдаю иногда интересные проекты этого Союза в регионах. Но яркой деятельности нет.

Пресс-служба ИСП. Союз писателей Москвы?

Александр Гриценко. Тоже осколок старого Союза. Сначала уважаемые люди вышли из всех союзов и создали свою организацию «Апрель», а потом ее переименовали в Союз писателей Москвы. В этом Союзе много известных писателей. Я с уважением отношусь к ним, но все равно считаю, что стереотипы мешают вести нормальную деятельность и Союзу писателей Москвы. Еще есть союзы литераторов, я о них мало чего знаю, кроме того, что они есть, но чем они заняты – это одному Богу известно.

Пресс-служба ИСП. Об Интернациональном Союзе писателей поговорим?

Александр Гриценко. Безусловно. Разница главная вот в чем. Мы единственные ведем нормальную уставную деятельность общественной организации. Вот в чем она заключается: уставной капитал общественной организации – это взносы ее членов. Вступительные, годовые и добровольные. У руля ИСП – современные писатели и редакторы, действующие, а не те, которые работали двадцать лет назад, а теперь на пенсии нашли себе тихую гавань. Задача общественной организации – придумать проект, сделать его осуществимым за счёт связей известных членов организации, собрать средства за счет взносов. Для других союзов, где члены привыкли брать, а не отдавать, это невозможно. Дальше. Средний возраст членов Союза писателей России 70 лет. Я не шучу. Этот союз давно называют домом престарелых. А у нас и в правлении есть тридцатилетние. И все-таки самое главное, к чему мы приучаем членов нашей организации, это: «Не спрашивай, что тебе даст Союз, ответь, чем ты можешь быть полезен Союзу». Чем? Это может быть и общественная работа, это могут быть идеи проектов, это и взносы, и многое другое. Я, например, выделяю из всех молодых членов правления Ирину Ремневу-Эйр, она просто фонтанирует идеями.

Пресс-служба ИСП. За взносы вас критикуют?

Александр Гриценко. Тут во многом газеты виноваты. Почему-то даже про Союз писателей России говорят: «Они берут взносы, значит, это цена за вступление». И газеты это раздувают. Все не так. Каждого соискателя рассматривает приемная комиссия. У нас только 10-15 процентов соискателей проходят. Но те, которых мы готовы принять, естественно, должны внести свою лепту в уставной капитал организации. Это не начальство в свой карман берет деньги, эти деньги идут официально на счет организации. На них осуществляются текущие проекты. Можно, конечно, и нам пойти по легкому пути – взносы свести к минимуму, кстати, у нас не самые большие взносы, а грантов и проектов больше, чем у всех других организаций, вместе взятых… Так вот, можно и нам успокоиться, и ничего не делать, перестать исполнять уставную деятельность общественной организации, зато и критиковать не будут. Возможно, даже будут хвалить. Вообще, писателя все хвалят и жалеют, даже если он посредственные тексты пишет, когда он грязный, спившийся, с всклоченной бородой в крошках…

Пресс-служба ИСП. Успешного человека не хочется жалеть, ему хочется завидовать.

Александр Гриценко. И иногда по-черному…

Пресс-служба ИСП. А общественные организации должны жить только за счет взносов?

Александр Гриценко. И за счет грантов, если дают. Мы каждый год частичные гранты получаем, и многие члены организации пользуются ими. То есть у тех, кто хочет и может, взносы окупаются в первый же месяц. Извините за рыночное словечко. Причем мы правильно соединяем и книгоиздание, и пиар-пакеты. Ведь мало издать книгу. Важно, чтобы она появилась в магазинах, важно, чтобы о ней были написаны рецензии. Иначе – лежала рукопись в столе, а теперь издали – и вот лежит тираж под кроватью. По сути, ничего не поменялось. Многие авторы этого, увы, не понимают. Они радуются изданной книге, но не понимают, что стали писателями своего двора. Раньше были библиотеки, там в подшивке газет искали информацию о писателях-современниках, сейчас инструмент поиска и пиара – Интернет. И в нем должны быть не только тексты на Прозе.ру или Стихи.ру, кстати, это полезные сайты, и у них тоже есть свой союз, мы про него забыли, но на Прозе и Поэзии может опубликоваться каждый, поэтому путевку в профессиональный цех публикация там не дает, а вот рецензия в профессиональной прессе – это да, это уже делает человека писателем. Потом можно спорить – хороший он или плохой, а о таланте всех авторов спорят, даже самых заслуженных, но никто не скажет, что такого писателя нет, если у него в прессе есть интервью и рецензии. Если вышла книга, то автор должен попытаться получить от нее все – рецензии, интервью, запись на радио и ТВ, литературные премии. Не нужно издавать вторую, третью… десятую, если с первой не вышло. Не нужно плодить нищету!

Пресс-служба ИСП. А куда идут взносы кандидатов и членов ИСП?

Александр Гриценко. На текущую деятельность и на развитие. И вообще, такой заботы об авторах, как у нас, нет ни в одной организации. Это я говорю со всем знанием дела. Может быть, поэтому некоторым злопыхателям не живется спокойно? Взносы идут на счет общественной организации, а не ко мне в карман. И не к кому-то другому в карман. Как мы тратим взносы… Например, мы в отличие от других Союзов смогли купить собственную типографию, что уменьшило затраты на издание книг. Цена на бумагу, краску, клей, ламинацию выросли в пять-семь раз. Из-за курса евро. Если бумагу еще можно купить в России, не все виды, но все же, то остальной материал заказывают только в Европе. Так вот, цены типографии взвинтили, а мы все еще докризисного уровня держимся. У нас не бизнес. У нас деньги приходят и тут же уходят на дело. Я общественный деятель и писатель. Я не богатый человек, а мог бы им быть. При моем умении организовывать процессы, если бы я хотел обогатиться, то должен был заняться торговлей, добычей нефти или другим чем-то существенным, но меня все это не интересует. Я писатель и буду работать в своей сфере, пусть даже это мне не принесет прибыли.

Пресс-служба ИСП. Вы небогатый человек?

Александр Гриценко. Я не ищу богатства. Я ищу спокойствия уже. Все что мне нужно, у меня есть. Я хочу наладить работу в ИСП – это прогрессивная организация. Я хочу показать, как нужно работать. Через суды доказать несостоятельность клеветников. Я хочу получить больше поддержки от государства. Я хочу найти преемника и передать ему дела. И уехать в лес, у меня там есть домик, писать книги. В следующем году я хочу защитить диссертацию по английской литературе. Возможно, буду преподавать. Я ведь последние годы пишу мало, больше другими писателями занимаюсь. Я работаю с утра до вечера, у меня нет выходных, потому что проектов много. Без меня пока начальники отделов не справляются. Им не хватает опыта. Много авторов, которых я должен прочитать сам, потому что несу перед ними ответственность. Много деятелей в Англии, Франции, Польше… которые начнут что-то делать только после моего письма. А теперь еще ко всему добавились и суды.

Пресс-служба ИСП. Поему вы раньше не подали в суд на клеветников?

Александр Гриценко. Потому что я хотел созидать, а не тратить энергию на войну. Жил по принципам «Молния бьет по высокому дереву», «В неплодоносящее дерево камни не кидают» и «Собаки лают – караван идет». Действительно, думал я, если тебя на улице облаяла собака, то ты же не встанешь на четвереньки и не станешь лаять в ответ? Но, я так понимаю, злопыхатели мою философию приняли за слабость. Случаются времена, когда нельзя не воевать. Это время настало.

Пресс-служба ИСП. Спасибо большое! Надеюсь, что все сложится удачно! В следующий раз мы поговорим с вами о будущих проектах ИСП и о проектах, исполнение которых задержалось.

Беседу вела руководитель пресс-службы ИСП Евгения Горбунова

Поделиться новостью в социальных сетях:

Подписка на новости:

Читатели @inwriter
Подписка через почту

Введите ваш email: