Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Погорельцева Юлия Анатольевна, 8 499-430-00-89 доб. (101)
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

В журнале «Нева» вышла рецензия на книгу Саши Кругосветова

Рецензия для журнала «Нева», 2016, № 9. Саша Кругосветов. «Птицы». М.: Интернациональный Союз писателей, 2015. – 187 с. – (Премия имени Владимира Гиляровского представляет публициста)

retsenziya-dlya-zhurnala-krugosvetov

Писатель Саша Кругосветов более известен как автор популярной серии книг для детей и юношества о приключениях капитана Александра. Но за псевдонимом «Саша Кругосветов» скрывается крупный ученый, автор свыше сотни научных работ в области математики и электроники, чьи научные разработки – а их немало, 27 внедрены в практику.

Не удивительно, что в определенный момент писателю стало тесно в избранном им жанре, и он обратился к публицистике. В этой книге две части: «Время» и «Птицы». Время – это и обращение к прошлому, драгоценные свидетельства современника. Невский проспект в шестидесятые годы ХХ века и его обитатели калейдоскоп красок, людей, настроений, невольно вызывающий ассоциации с гоголевским Невским проспектом. И модное место отдыха среди молодежи семидесятых годов прошлого века Планерское, оно же Коктебель, где витала заразительная идея создания мускульного махолета, затронувшая и автора. Время – это и  пригородный поселок Комарово 90-х годов с его уникальной аурой и великими обитателями, довольствующимися простенькими, дощатыми домами с допотопными отопительными котлами и находящими отраду в общении и удивительной природе. Рай на земле.

А еще время – это восьмидесятые годы века ХХ, то ли штиль, то ли затишье перед бурей. «Молодость, иллюзии, чудесные заблуждения», и искрометные шутки академической молодежи, еще верящей в перспективы своей страны, своей науки, своего будущего.

Это время всеобщего дефицита, когда все и вся приходилось «доставать». Но было и другое: «кроме неудобств советской империи, мы в полной мере использовали ее плюсы. Путешествовали за гроши. Тыкали пальцем в карту, садились на раздолбанный провинциальный автобус и ехали в какой-нибудь глухой поселок в горах Узбекистана, например. Приезжали, нас окружали красивые, загорелые, чумазые дети. Откуда вы, откуда вы? – кричали они и тянули к себе домой. Там нас встречали взрослые. Угощали чаем и сладостями. Полная свобода. Полная безопасность. Сейчас об этом можно только мечтать».

В конце 80-х эта жизнь рухнула. Но для Кругосветова-ученого время абстрактное понятие, придуманное человеком для сомнительного удобства отслеживания периодичности событий, и оно, по его убеждению отнюдь нелинейно. «Мы властители времени, и сего дня, и прошлого, и будущего», уверен он, а «Управлять временем нам мешает слишком умный, слишком активный, слишком самоуверенный мозг. Поэтому лучше всего мы управляем временем во сне, когда мозг спит и не мешает нашему «я» свободно плыть в реке времени».  («Читая Борхеса»).

У Кругосветова, как ученого, особый взгляд на «Естественнонаучные парадоксы и нонсенсы в книгах Льюиса Кэрролла и Умберто Эко»: в серьезной филологической статье дается подробный разбор парадоксов и нонсенсов, оксюморонов и каламбуров, других понятий абсурда в чистой и прикладной логике, иллюстрированный цитатами из Кэрролла. У Кругосветова свой ответ и на вопрос, что же нового в книгах скромного священнослужителя, где тот давал отдых своему рассудку, своему здравому смыслу, где воспевал его величество «нонсенс» ради нонсенса, парадокс ради парадокса: «Как математик он понимал, что могут существовать системы, в которых «плюс» становится «минусом»». И, признавая иррациональность в математике, логике и словесности, Кэрролл становился легкомысленным, беспечным, «совершено беспринципным и, как сейчас говорят, отвязным. … Веселый задор математика». И, делая скачок в начало XXI века, Кругосветов обращается к другому ученому и писателю, еще одному любителю нонсенсов и парадоксов, Умберто Эко, и приводит в систему структуру Академии ненужных наук, (Академии сравнительных ненужностей»), по его мысли, изложенную У. Эко в «Маятнике Фуко», весьма сумбурно.

Вторая часть книги, «Птицы», отклики на актуальные события современности: Пусси Райот; смерть Березовского, ставшего жертвой собственной гордыни; агрессивность СМИ,  уроки Украины… И размышления о мире, в котором мы живем: мире денег и материальной выгоды. И о неписанных законах России, где дилемма: либо жди без конца решения любого вопроса, либо – «заинтересуй», превращается в свободу выбора для каждого. И размышления: бывает ли абсолютная свобода и совместима ли она с безопасностью? Саша Кругосветов резко против насаждения «новой культуры» гомосексуализма. Он вполне толерантен: пусть делают, что хотят, на своих территориях, но не втягивают в свои игры здоровых людей, не готовят Содом и Гоморру для детей. «Консерватизма хочется. Традиционных ценностей. Забыли, что это? Семья. Дети. Мир. Доброта. Веротерпимость. Доброжелательность. Помощь друг другу. Милосердие. Честность. Любовь. И есть это в нашей жизни».

Люди должны защищать себя, считает автор. И задается вопросом: не вправе ли «консерваторы и мракобесы» требовать толерантности от либеральных «модераторов»?  «Либералы и модераторы. Проявите ко мне вашу хваленую толерантность. А если не хотите, может вы и есть настоящие мракобесы». «Мракобес» и «консерватор», С. Кругосветов выступает как защитник традиционных ценностей. Свои публицистические заметки он дополняет промежуточными метафорическими зарисовками, в основе которых лежит сюжет знаменитой комедии Аристофана «Птицы». По мнению автора вступительной статьи к книге М. Замшева, «Кругосветов открыл новый жанр, который можно назвать «метафорической публицистикой».

 

Елена Зиновьева. Рубрика Дом Зингера

Поделиться новостью в социальных сетях:

Подписка на новости:

Читатели @inwriter
Подписка через почту

Введите ваш email: