Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Бобровская Лия Равильевна, 8 (991) 117-39-87
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

Юрий Никитин: «Если это было провокацией, то, скорее, против нашей губернии»

Наш еженедельник продолжает освещать криминальный скандал, разразившийся 8 сентября.

289

Вкратце напомним читателям о его подробностях. Прилетевший в наш город известный писатель, глава Интернационального союза писателей Александр Гриценко на награждение главы местного отделения Союза писателей России Юрия Щербакова, был жестоко избит после застолья с участием самого Щербакова, его зятя, зама Бориса Свердлова и рядом деятелей КПРФ (включая депутата Госдумы РФ Николая Арефьева и первого секретаря астраханского обкома компартии Виктора Вострецова).a

Полиция отчего-то не поспешила возбуждать уголовное дело в отношении избивших именитого гостя, а большинство астраханских СМИ дружно проигнорироовало жареную тему, бросающую тень не только на местную писательскую организацию и якобы оппозиционную политическую партию. По нашему мнению, произошло это в результате подключения административного ресурса лидерами местной писательской организации.

Сегодня мы публикуем интервью с легендарным астраханским писателем Юрием Никитиным, возмущённое письмо читателя и редакционную статью. Приглашаем читателей поучаствовать в обсуждении этого скандала, бросившего тень на всю Астраханскую область.

Также мы призываем астраханских силовиков привлечь к положенной по Закону ответственности виновных в избиении Александра Гриценко, имена которых всем известны.

Продолжая тему избиения в Астрахани московского писателя Александра Гриценко, начатую в прошлом номере газеты, корреспондент «Факта и компромата» позвонил известному прозаику и публицисту Юрию Никитину и попросил его прокомментировать это резонансное событие.

«ФАКТ И КОМПРОМАТ»: Юрий Анатольевич, ваше отношение к избиению Александра Гриценко в автомобиле, в котором он ехал вместе с зятем Юрия Щербакова и заместителем председателя астраханского союза писателей Борисом Свердловым?

ЮРИЙ НИКИТИН: Давайте договоримся сразу: всё, что я сейчас скажу, в основе своей будет не более чем предположением, а точку в этом деле должен поставить суд. Теперь вернёмся к вашему вопросу. Я отношусь к тому, что произошло вечером 8 сентября, как к особо опасному и ничем не оправданному преступлению против личности. К вам приехал гость, привёз вам дорогой подарок (это не иносказание, потому что к щербаковской премии Гриценко имеет определённое отношение), вы его в своём доме хорошенько подпоили, после чего ваши доверенные лица его до полусмерти избили и вышвырнули из машины. Это версия потерпевшего.

У «гостеприимных» поэтов совсем иное мнение. Да, выпили на радости, поспорили маленько о текущем моменте, а там Гриценко вышел покурить и ушёл по-английски, не попрощавшись. Какие-то хулиганы его где-то поймали, отлупили и бросили посреди дороги. Он же, очнувшись, тронулся умом и начал возводить напраслину на невинных людей, завидуя их литературным и политическим успехам.

Вы знаете, мне второй вариант нравится больше. Только я бы убрал хулиганов, потому как: что за хулиганы у нас получаются, которые ни денег у потерявшего сознание человека не берут, ни дорогого сотового телефона… Лучше будет, если представить дело так: Гриценко сам себя несколько раз ударил асфальтом по голове, завершив тем самым за несколько дней до выборов секретную операцию по дискредитации КПРФ и её члена Ю.Н.Щербакова. Это если тот действительно член, а коли не член, то извините.

«ФАКТ»: Насколько я понял, вы столь художественно суммировали версию КПРФ и местного отделения Союза писателей, от имени которых выступили семь… …семь «трезвенников»?

НИКИТИН: Совершенно верно. Вот эти «трезвенники» своим нелепым воззванием лишний раз показали, что за бездари поселились у нас в писательской организации. Советовать писателю меньше пить или вообще не пить – до такой пошлости даже самые ярые поборники духовных скреп не додумались. Ну а уж тезис о зависти Щербакову со стороны Гриценко – это верх скудоумия. Молодой астраханец возглавил в Москве серьёзную международную писательскую организацию, у которой есть свой журнал, где Александр, кстати, печатает многих астраханцев, летает по делам постоянно из Москвы в Лондон, из Лондона в Париж и так далее… Так чему он может завидовать, глядя на вечно суетливого дяденьку Юру? Тому, что тот к шестидесяти годам стал депутатом аж городского Совета на выборах, которые астраханцы дружно проигнорировали, отрядив на них смешные 17 процентов? Или тому, что он ездит в Кирикили, а оттуда – в Карагали? Чему там завидовать – вечно согбенному «чего изволите?» Лично для меня Щербаков давно уже не просто человек, а некий персонаж, что-то вроде внучка свистуна Холопьева из романа «Пьедестал». А «трезвенники» должны понять одно: круговая порука оглупляет даже тех, у кого есть, чему оглупляться.

«ФАКТ»: Вернемся всё же к драке…

НИКИТИН: Да не драка это судя по всему была, а элементарное избиение одного двумя. Но не это меня более всего поразило, а то, что началось после. Вероятнее всего, когда они вернулись к бенефицианту (как это удивительно созвучно «официанту»!) и рассказали всё, то там случилась истерика, ибо только ею можно объяснить всю последующую благоглупость. Ещё утром можно было бы извиниться перед Гриценко, мол, бес попутал, и Александр по-русски махнул бы на всё рукой, но, видно, решили идти по пути совета с юристом. Уж больно тупо все это выглядит: а ты теперь докажи, что это мы тебя били! Они думают, что так надёжнее, не понимая, что сами себя загнали в ловушку, из которой путь один – на скамью подсудимых. У потерпевшего Гриценко нет теперь иного выхода, как бороться за своё честное имя. Мало того, что он подло избит, так он ещё подлее оклеветан! Мне не хотелось бы верить во всё это, но я это вполне допускаю. Скорее, чем что либо ещё допускаю, зная всю эту публику. А ведь в свое время, более четверти века назад, после избиения ими поэта Николая Ваганова, я их единственный защищал на писательском собрании…

«ФАКТ»: Так значит, избиение Ваганова все-таки было? А то некий поэт Радочинский дал несколько лет назад показания на суде, согласно которым никто Ваганова не избивал, и, в том числе на основании этих показаний, суд признал статью в нашей газете клеветнической со всеми вытекающими отсюда последствиями.

НИКИТИН: Ну, с этими ребятами не соскучишься! Это было, кажется, в конце июля 1989 года. Я как один из руководителей писательского Союза вёл это скандальное собрание. Избит был не только Ваганов, но и прозаик Геннадий Пикулев. Почему я пытался тогда защитить Щербакова со Свердловым? Потому что, уходя с вечеринки слышал, как Ваганов весьма нелицеприятно отзывался о литературных способностях молодых поэтов и вообще об их личностях. Я не оправдывал мордобой, но предлагал собранию учитывать все обстоятельства инцидента на улице Советская. А вот откуда взялся в свидетелях Радочинский, я понять не могу. Я его вообще не помню даже как физическую величину. Может, он был чем-то вроде рояля в кустах: шёл, мол, случайно по улице и хорошо видел, как кто-то кого-то ну совсем не бил. Что же мы тогда обсуждали два дня на собрании?

«ФАКТ»: Коммунисты допускают, что это была провокация против них…

НИКИТИН: Если всерьёз рассматривать конспирологическую версию, то, скорее, провокация была направлена против Астраханской губернии и её губернатора. После вселенских скандалов с «грязными» выборами 2012 года, после мэрских жуликов и коррупционеров, после невразумительных объяснений странной гибели астраханского областного прокурора нам только этого не хватало. Вот сейчас я по поручению губернатора работаю над концептуальными основами предстоящего празднования 300-летия образования Астраханской губернии Петром Великим. Выстраивается серьёзная программа, разрабатывается ряд знаковых мероприятий, ожидаются гости самого высокого ранга, в том числе и иностранные. Цель проста и благородна: представить миру губернию в дельте Волги как территорию устойчивого экономического и культурного развития, веротерпимости и межнационального согласия. Могу сказать определённо: вся эта возня вокруг Щербакова и его подельников уже нанесла и ещё нанесёт нам немало вреда. Если бы был избит прохожий Пупкин, то всё бы ограничилось районным отделом полиции, а здесь-то речь идёт о человеке, возглавляющем международную писательскую организацию с филиалами более чем в 40 странах мира, издающего к тому же литературно-художественный журнал «Российский колокол» c самым массовым в стране тиражом! Вот он как грянет завтра этот «Колокол» во все уши на полмира, и будет нам счастье. Но уже и сегодня дело получило большой резонанс и в прессе, и в социальных сетях, попало в сферу внимания администрации Президента России, а дальше, вполне возможно, будет ОБСЕ, другие авторитетные международные организации. Они обязательно подключатся к ситуации, особенно в том случае, если наши правоохранители надумают cпустить всё на тормозах. А кое-какие намеки на это уже просматриваются. Я разговаривал с занимавшимся этим делом участковым Гасановым (заметьте, не следователем, а участковым), и, по его словам, он допросил всех причастных к делу и обследовал машину (ещё раз заметьте, без спецоборудования, так, на глазок, видимо?). Дело направлено в мировой суд, и уж там решат: возбуждать уголовное дело или нет. Я хочу предупредить доброхотов: не усугубляйте ситуацию, не «подставляйте» в очередной раз руководство региона. Замять дело уже не удастся, надо найти всех причастных к нему, проверить их показания на полиграфе, который весьма трудно обмануть, и сделать всё это необходимо как можно быстрее, не дожидаясь раздраженного окрика из Кремля…

«ФАКТ»: В начале лета вы выступили в газете «Комсомолец Каспия» c критической статьей в адрес руководителей писательской организации, «забывших» в год 70-летия Великой Победы запланировать издание хотя бы сборника произведений астраханских писателей и поэтов-фронтовиков, но не забывших включить в план издания на бюджетные деньги самих себя и свое ближайшее окружение. Что-то изменилось после вашего выступления?

НИКИТИН: А вы позвоните Татьяне Ивановне Бондаревой из министерства культуры и спросите у неё. Она патронирует наших кудесников пера, и после моей статьи говорила, что вроде как бы услышала меня. Безобразным отношением Щербакова и компании к покойным литераторам-фронтовикам были возмущены все – от ветеранов до главы администрации губернатора, но сдаётся мне, что воз и ныне там. Буду, впрочем, рад ошибиться. Вообще должен вам сказать – мы давно потеряли те позиции, которые ещё четверть века назад занимала астраханская литература и сама областная писательская организация, являвшаяся флагманом среди своих собратьев по творчеству. Мы тихо так соскользнули в низшую лигу. У нас практически нет теперь некогда приметной в стране астраханской прозы, а из нескольких десятков поэтов-общественников в былой профессиональный Союз писателей были бы приняты максимум два-три человека. С Щербаковым надо будет разбираться отдельно. Некоторые аспекты его деятельности на посту бессменного предводителя местных литераторов требуют скрупулезного исследования. Я, конечно, могу ошибаться, но вполне возможно, что кое в чем он расширил рамки столь любимой мною «астраханщины», которой я посвятил не одну статью. Классическая «астраханщина» предполагает наличие госчиновника и взятки, Щербаков же, будучи литчиновником, изобрел способ поощрения нужных людей… литературными премиями! За эти годы их в Астрахани получили чуть ли не все секретари Союза писателей России, а также ряд редакторов столичных журналов и газет. Что-то такое в стиле «астраханщина-лайт». Надо будет соотнести астраханские премии столичным литчиновникам с алаверды от них Щербакову с возможными вариантами. Любопытная, доложу вам, ожидается картина… Но это всё потом, после завершения расследования теперешнего мутного дела.

«ФАКТ»: Спасибо за интересное интервью!

Из досье «Факта»

Юрий Анатольевич Никитин – русский писатель, драматург, публицист. Родился, живет и работает в Астрахани.
Член Союза писателей СССР с 1986 года, участник Всесоюзного съезда молодых писателей (1984 г., Москва), Всемирного конгресса русскоязычной прессы (2000 г., Нью-Йорк) и Всемирного съезда P.E.N. Club (2000 г., Москва). Автор семи книг художественной прозы, трех пьес и множества публицистических статей.

Всесоюзную известность ему принесли повесть «Голограмма» (1986 г.), роман «Выкуп» (1990 г.), а также рассказы, изданные массовыми тиражами «Молодой гвардией».

Критика в целом благожелательно отнеслась к творчеству Юрия Никитина. Евгений Сидоров назвал его стиль «форсистым» (силовым, напористым), Владимир Орлов отметил, что он «не провинциален, как бывают провинциальны, а стало быть и вторичны в смысловом и событийном отношении в своих работах иные литераторы, в том числе и столичные».

Вячеслав Шугаев в статье «Насмешливо, зло, остроумно…», предваряющей роман «Выкуп», поставил произведения Ю.Никитина в один ряд с «Пушкинским домом» А.Битова, включив их в число немногих книг «…сообщающих нам современные способы борьбы с рабством, с засилием духовной и гражданской уравниловки, приобщающих нас, позволительно сказать, к технологии сопротивления».

Добрые слова были сказаны также Даниилом Граниным и Юрием Бондаревым, который встал на защиту астраханца в достаточно драматичный период его жизни и творчества, когда в сентябре 1986 года в «Литературной газете» вышла статья за подписью Ю.Рыбакова «Купание под душем в номере 108»,посвященная первой книге Юрия Никитина «Голограмма».

Статья занимала почти половину третьей полосы, что само по себе было необычно для отклика на писательский дебют. Собственно, это была больше идеологическая, чем литературная статья. Автор, по сути, усмотрел в публикации «Голограммы» идеологическую диверсию и задавался вопросом, почему издательство ЦК ВЛКСМ вместо того, чтобы воспевать рабочего человека, строящего БАМ, представляет советской молодежи сомнительную личность, шляющуюся по америкам в обнимку с морально неустойчивой импортной девицей, курит-пьет, да ещё купается с ней под душем в номере 108. Разумеется, этот вопрос был услышан и в ЦК, и в компетентных органах. Началась возня, которая вполне могла поставить точку на дальнейшем творчестве идейно незрелого автора. И поставила бы, если бы в ситуацию не вмешался один из руководителей писательского союза, авторитетнейший Юрий Бондарев. Перестройка была в самом зачаточном состоянии, и некоторые зарубежные радиостанции увидели в издании «Голограммы» ещё один намек на скорые перемены в Советском Союзе.

В 1999 году выходит новая книга Юрия Никитина «Укромье ангела», удостоенная Артийской профессиональной премии в области литературы. В книгу включены большой роман «Взыскующее око» и психоделическая новелла, давшая название изданию. Также в этом году он получает премию Тредиаковского за книгу «Чудная ночь в начале июня» и ее же – спустя три года – за «Укромье ангела».

Из романов, написанных автором в последние годы, следует отметить гротескно сатирическое произведение «Свистун Холопьев» (роман стиля) и мистический триллер «День, когда мы будем вместе».

Зарубежному читателю творчество Юрия Никитина знакомо в основном по рассказам в различных сборниках, переведенным на основные языки.

Из трёх пьес («Вариации на тему драки», «Господин Гап и голубка», «Грязный старикашка») пока поставлена первая.

Как публицист Ю.Никитин часто печатается в «Литературной газете», которая после скандальной статьи про купание в душе, ровно через год ровно на том же месте той же полосы поместила внушительных размеров фотографию «неблагонадежного» автора, тем самым как бы принеся извинения за статью Рыбакова. Широкий отклик у читателей нашли такие публикации астраханского писателя, как «Галоши для La Scala», «Душа и тело. История развода», «Астраханщина», «Выдь на Волгу…», «Дети-наше будущее. Если они до него дохромают» и др.
Увлекается спортом (баскетбол, теннис) и музыкой (классический американский джаз, старинные русские песни и романсы).

Опубликовано в газете «Факт и компромат» № 35 (645), 25.09.2015 г.

Поделиться новостью в социальных сетях:

Подписка на новости:

Читатели @inwriter
Подписка через почту

Введите ваш email: