Вступив в Интернациональный Союз писателей, вы сможете:

По вопросам вступления в Союз писателей звоните:

Бобровская Лия Равильевна, 8 (991) 117-39-87
ответственный секретарь приёмной комиссии ИСП.

Получать наши новости по электронной почте:

Введите ваш email:

Наира Хачатрян

Безымянный

Землетрясение

Помню Ленинакан до землетрясения. Приехала поболеть за Женьку, которая решила поступать там в музыкальное училище. Нам было по 15. Тут же образовались два телохранителя из Женькиных соседей, которые не отходили от нас ни на шаг. Польза от их присутствия была, во-первых, в том, что они распугивали ухажеров, и во-вторых, с ними нас пускали гулять.

Летний провинциальный город с домами в основном в два этажа. Жара, смягчаемая тенью деревьев, которым, казалось, было лет сто, две юные девы в городе, где каждый второй парень – голубоглазый брюнет. Драматический театр, старая прохладная церковь, где мы с бабушкой ставили свечки, рынок, где все стоило рубль, и монумент «Родина-мать».

Моя шестидесятилетняя бабка пулей взбегала по ступеням высокого монумента и, стоя на верхней площадке, терпеливо ждала, пока мы – четверо 15-летних балбесов, задыхаясь, на заплетающихся ногах поднимались к ней. Потом мы катались на лодках, и мальчики самоотверженно гребли до посинения, не уступая весла даже бабушке.

Однажды пошел проливной дождь. Он был таким сильным, что затопило все улицы. Мы, сняв босоножки, по колено в воде провожали друг друга и никак не могли расстаться. А потом, уже поздно ночью, вдруг эта троица с огромным зонтом заявилась к нам домой. Вот было счастье! Оказалось, что Женька потеряла золотое колечко с сиреневым камушком, которое ей недавно подарили. И которым она ужасно гордилась. И мы пошли на улицу, в дождь, чтобы в потоках воды искать кольцо. Даже не знаю, что это было – страх перед ее строгой бабушкой или счастье выбежать в дождь на улицу и безнаказанно шлепать по лужам. Через пару часов они ушли. И кольцо нашлось. Во дворе дома, который они снимали.

А потом было землетрясение. И не осталось ни церкви, ни рынка, ни театра, ни домов, ни улиц. Ни голубоглазых мальчиков, ни их невест, сестер, родителей, бабушек и дедушек. И города не стало.

Сейчас это Гюмри. С другими улицами, где оранжевокаменные дома нуворишей соседствуют с домами, все еще разрушенными после землетрясения; восстановлены церковь, драматический театр, рынок. Но нет города, где гуляла я – 15-летняя девочка в белом платье в синий цветочек, в окружении Женьки и наших пажей.

Поделиться прочитанным в социальных сетях:

1 комментарий

  1. Лилия Оскен:

    Наира, спасибо.Слов нет…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *